Люди играют в кризис, кризис играет людьми - финансы, деньги, кредиты

A+ R A-

Хроника пикирующей еврозоны 2011: апрель- июль

Весна 2011-го  стала  роковой для  Европы, пишут  Ч.Форел  и  М.Уокер  в своей  статье "Нерешительность "верхов" привела  к  перерождению  кризиса ЕС в глобальную угрозу".

Доверие инвесторов  к  государственным долговым обязательствам -  фундамент  существования  каждого   национального  государства. А валютный союз слишком долго  топтался  на  одном  месте, не решая  глубинные долговые проблемы  еврозоны  и  усугубляя опасения  евроинвесторов.

И  как итог,  кризис  нескольких  стран  Еврозоны  с небольшими  экономиками  превратился  сначала  в  угрозу для существования  евро, а  затем  и  в  угрозу  для мировой экономики.

И если  до  апреля  2011-го казалось, что  еврозона  контролирует   масштабы  долгового кризиса  и   не допустит  его  выплескивания   за пределы Греции и ряда  малых стран, то 14 апреля  на  встрече в Вашингтоне  за закрытыми дверями, пожалуй, впервые стало очевидно, что  попытки  руководителей Евросоюза  контролировать ситуацию  начинают   терпеть фиаско.

В ходе встречи  диаметрально разошлись  во  взглядах   два  "великих старца - отца  евро".  

Нельзя  спасать  частных инвесторов  на   средства   налогоплательщиков, нельзя  в очередной раз  поощрять  бездумное кредитование. Вместо  получения  денег  по греческим облигациям, срок которых истекает,  держателям  греческих  облигаций  целесообразно  предоставить  Греции  дополнительные займы,  -  такую  позицию защищал  В. Шойбле, министр  финансов  Германии.  

Но этот  вариант  не  устроит  инвесторов-держателей облигаций, и  они  потеряют  интерес  и  к  другим  облигациям  еврозоны.  Другие страны  не получат новых  займов, начнётся  цепная реакция  с   непредсказуемыми последствиями, - возражал  оппоненту глава  ЕЦБ  Ж.К. Трише.  

И  встреча   в Вашингтоне, увы,  закончилось ничем, а  правильнее  считать  закончилась  удорожанием  стоимости  спасения  Греции.

На очередном  совещании 6 мая  В Шойбле  вновь  предложил  распределить  груз долговых  проблем  с держателями облигаций. Трише  повторно  не одобрил  участия частного сектора  и  даже был  вынужден  демонстративно покинуть  совещание.

1 июня  еврочиновники  опять  препирались до глубокой ночи после  опять предложенного Германией  варианта  принудительного обмена  облигаций с истекающим  сроком   на   новые долгосрочные.

А  20 июня  В. Шойбле  предложил  еще  более  радикальные  условия обмена облигаций, суть которых - не только смириться  с  пролонгацией  выплат по облигациям,  но и простить часть долга  по ним, и опять  же  его инициативы  не  встретили  поддержки  ни у  Ж.К. Трише, ни  у  представителей  юга  ЕС.

Неурегулированные разногласия  о том, кому  дальше  нести  груз  греческих  проблем, всё более вынуждали  инвесторов  избегать  облигаций  стран  еврозоны,  уязвимых  в финансовом отношении. И  как  лесной пожар, эта  неопределенность  угрожала  поглотить  страны-должники Южной Европы  и   исчерпать ресурсы  стран-доноров  более зажиточной Северной Европы.  

Ещё через  месяц  20 июля  уже  Саркози  и  Меркель  во время  личной встречи  накануне очередного саммита  ЕС  пытаются  найти  компромисс. И Саркози  вынужден  согласиться на  участие  частного сектора  в решении  долговых проблем Греции  при  условии, что  Меркель  не  будет   возражать против предоставления стабилизационному  фонду  еврозоны  дополнительных полномочий  на  приобретение облигаций  нуждающихся  в  этом  стран. Трише  также  дал  согласие, но  его условиями  стали   страхование  облигаций  Греции  от  дефолта и  дополнительные  гарантии инвесторам, что  облигации  других  стран  не будут  реструктурироваться.

Саммит ЕС, назначенный  на следующий день, состоялся,  но у помощников  Саркози  и  Меркель   не  оставалось  времени  на  проработку  деталей  достигнутых  договорённостей, поэтому  коммюнике  саммита  получились   кратким  и  расплывчатым. Единодушия  достигнуто  не было, и  ряд стран  опять  имели  претензии  к принятым решениям.

Тем не менее, европейские лидеры отправились в отпуск, а  держатели облигаций  впали  в  ярость. Многие посчитали, что достигнутый  компромисс  дал  наихудшие  из возможных результатов. 

По материалам The Wall Street Journal  

301211

Joe Montana Youth Jersey