Люди играют в кризис, кризис играет людьми - финансы, деньги, кредиты

A+ R A-

Хроника пикирующей еврозоны 2011: август - декабрь

Случилось  невообразимое:  инвесторы  начали  избавляться от государственных облигаций Италии, страны с крупнейшей  экономикой  Европы. Появился  риск, что  фиаско Италии  уже  не  за  горами, а  следом   за  ним   недалеко и  падение единой европейской  валюты.

Вероятная причина  происходящему – испуг, охвативший  инвесторов   после решения  саммита  Евросоюза от 21 июля  реструктуризировать долги Греции,  в том числе  за счет  держателей  греческих  облигаций. Такой  прецедент  вынудил  многих  с опаской относиться  к продолжению  кредитования  и  других  заёмщиков  из  еврозоны".

В то же самое время  премьер  Италии  Берлускони  рассорился  с  министром финансов Д. Тремонти, что  также  добавило нервозности  на   итальянском  долговом  рынке.

"Обостряющийся  кризис евро сталкивал  лидеров  лбами"- статья с таким названием  описывает  хронику  развития кризиса   еврозоны  осенью 2011 года.

Спасти  итальянские  облигации без помощи  Европейского Центрального Банка  казалось маловозможным. Возглавлявший тогда  ЕЦБ  Трише  и его будущий преемник М.Драги  5 августа  направляют премьеру Италии конфиденциальное письмо  с детальным  планом  реформ, которые  требовалось  провести  властям   Италии для  оздоровления бюджета  страны, после одобрения которых  можно было рассчитывать  на интервенцию ЕЦБ на рынке облигаций. Рим  поначалу  возмутился,   но  уже  через  2 дня  Берлускони  был готов проводить  требуемые реформы и сокращать дефицит бюджета. После чего ЕЦБ  впервые  приступил  к  скупке  итальянских облигаций и  успокоил рынки.

А  Д. Тремонти  позже  сострил  в  кулуарах, что  в  августе  в  адрес  правительства  пришли  два  письма  с угрозами – первое от  террористов, второе - от  ЕЦБ, "от ЕЦБ угрозы были  хуже".

Действительно реформы в Италии проводить было не просто, они сразу  натолкнулись на сопротивление политиков, и Берлускони  заколебался. 31 августа  в прессу просочились сведения, что итальянский премьер отказывается от пенсионной  реформы. Бегство инвесторов из итальянских  облигаций возобновилось, а  ЕЦБ  в тот момент  не стал  препятствовать росту  доходности облигаций.

19 октября  во Франкфурте  торжественно провожали  в отставку  главу ЕЦБ  Трише. Президент Франции М. Саркози, вынужденный  оставить   в  роддоме  свою жену, приехал в Франкфурт  и постарался  убедить присутствующих , что только  решительное участие ЕЦБ  в  преодолении  долгового кризиса  может  спасти еврозону.   

Покидающий свой пост  Трише был  непреклонен  и опять  возражал, отстаивая позицию, что финансирование европейских  правительств - не  функция  Европейского Центрального Банка. Встреча  опять  не дала  новых решений.

Ещё через день А.Меркель   конфиденциально позвонила президенту Италии Д. Наполитано. Тема была деликатная: у европейских лидеров есть неписаное правило не вмешиваться  во внутреннюю дела  друг друга. Тем не менее, А.Меркель осторожно подсказывала  Италии  необходимость смены премьер-министра, если действующий премьер Берлускони не сумеет изменить Италию, пишут журналисты  М.Уокер, Ч. Форелл и С.Мейчтри. Наполитано    намек ,видимо,  понял  и начал зондировать обстановку в итальянских партиях.

Вынужденное нетерпение, проявленное А. Меркель,  свидетельствует о том, что на тот момент невзгоды  Италии начали  разрушать  сложившуюся  антикризисную европейскую модель. Рецепт спасения  единой европейской валюты  был  прост: финансово сильные страны  выручали  слабых. Но Италия с  её государственным  долгом почти в  два триллиона  евро была  слишком  велика, чтобы ее спасать  таким образом.  

Меркель  оказалась  в  центре событий и  в  решении других проблем. Июльские договоренности  о  спасении Греции оказалась недостаточно конкретными, и  Германия вновь  потребовала  от  её кредиторов  глубокой реструктуризации греческих долгов. Банкам держателям облигаций  Греции  придётся простить  уже не 10%, а половину  долга,  в противном случае  можно не получить ничего.

Кроме того, европейские лидеры скрепя сердце  признали, что для сохранения  единой валюты им придется поступиться своими суверенитетом  гораздо в большей степени, чем  они могли планировать ещё совсем недавно. 

По материалам The Wall Street Journal 

301211